ИНФОРМновости

45 061 подписчик

Свежие комментарии

  • Владимир Устинов
    И даже при таком присоединении Россия поглотит Белоруссию - ай моська знать она сильна коль лает на слона.Лукашенко предлож...
  • Татьяна
    Установили квоту - пусть Турция её и придерживается. У нас на юге в Краснодарском и Ставропольском краях тепличные по...250 грузовиков с ...
  • Андрей Костяев
    Еслт человек трижды предлагает одну итуже кагдизатуру то н250 грузовиков с ...

"Научим Родину любить". Патриотизм растёт сам, если его не ломать

"Научим Родину любить". Патриотизм растёт сам, если его не ломать

"Научим Родину любить". Патриотизм растёт сам, если его не ломать


Патриотизм — штука тонкая и в кривых руках очень легко ломается. Причём ломается многими разными способами.

Самый очевидный риск: перепутать патриотизм — любовь к своей стране — с шовинизмом — ненавистью к другим странам. Он известен давно, и способы его предотвращения многим знакомы. Правда, именно он вызывает наибольшую панику наших либероидов, так что можно попасть в ту же ловушку, что и мальчик из известной притчи, кричавший «волки!», пока ему не перестали верить, и оказавшийся без защиты, когда волки действительно пришли. Но всё же мне этот риск представляется наименее опасным как раз из-за очевидности.

Но ничуть не меньше — риск превратить патриотизм из живого чувства в формальный ритуал. Я прожил пока ещё большую часть жизни в Советском Союзе, а потому слишком хорошо помню подобные ритуалы применительно к политике. Тогда вместо здравого политического воспитания, вместо серьёзного преподавания идей (как выяснилось впоследствии, не только разумных, но и очень интересных) заставляли просто заучивать догматы, не пытаясь толком вникнуть в них. А зубрёжка всегда вызывает отталкивание. Боюсь, что и патриотизм тоже превратят в набор подобных заклинаний вместо живого чувства.


А что если воспитанием патриотизма займутся, например, те, кто много лет отвечал за межнациональные взаимоотношения в Российской Федерации? Они добились множества конфликтов путём односторонних уступок спекулянтам на легендах об угнетении малых народов. Или, скажем, люди, отвечавшие за отношения между Российской Федерацией и остальной Россией? Они известны прежде всего замечательным искусством избегать контактов со всеми местными деятелями, действительно заинтересованными во взаимодействии с Российской Федерацией. Словом, по моим наблюдениям за нашими чиновниками полагаю: подпускать их к делу воспитания патриотизма так же опасно, как и к любому другому делу.

Ещё очень опасаюсь, что дело воспитания патриотизма — как и множество других воспитательных задач в последние четверть века — возьмут на себя наши креаклы. Тут громадный простор для формально правильных, а по существу издевательских (как Владимир Ильич Ульянов описывал бюрократический подход к делу) сюжетов. Вообразите, например, такой эпизод: незаконно и беспричинно репрессированный военачальник умирает в ГУЛАГе от избиения вертухаями за невыполнение непосильного дневного задания — и из последних сил хрипит «даже проклятому Сталину всё равно не удастся уничтожить нашу любовь к Родине». Вроде бы и патриотично, но в то же время — сплошная ложь, причём воспитывающая, естественно, не любовь, а ненависть к Родине. Подобных сюжетов в нашем кино уже хватает. Стоит ли плодить новые?

Боюсь, спасение утопающих — дело рук самих утопающих. Мне кажется: в обозримом будущем патриотизм должен оставаться движением снизу: его будут воспитывать сами граждане, не надеясь на серьёзную поддержку государственных структур. Нам предстоит самостоятельно — без оглядки на власть — искать способы патриотического воспитания.

Но должен отметить обстоятельство, существенно упрощающее решение задачи: патриотизм — чувство естественное. Любому достаточно развитому животному, включая человека, на уровне рефлексов свойственно: любить те места, где он родился; стремиться в эти места вновь и вновь; стараться их не загаживать, а, наоборот, чистить; и т.д.

Воспитание патриотизма сводится, по сути, к расширению зоны действия этих естественных рефлексов. К тому, чтобы человек не просто понимал, а чувствовал: его Родина — не только улица, где он живёт, и даже не только город, где ему доводится ходить и ездить, а громадная страна. Пусть её всю даже в телевизоре за всю жизнь не отсмотреть — но тем не менее она едина. И готова при необходимости делать что-то для него так же, как он для неё. Вот такое расширение представления об общности — на мой взгляд, самое патриотическое в патриотическом воспитании.

Не берусь подробно перечислять, какими способами это достигается. Многое зависит от текущих обстоятельств и личных навыков.

Например, в наши дни либеральное требование — добиваться максимальной прибыли от каждого звена громадной хозяйственной машины, не задумываясь, как скажется такое соковыжимательство на других звеньях — привело к непомерному росту транспортных тарифов, что угрожает разрушить всё хозяйство страны: в частности, цены пассажирских перевозок стали в последние годы едва ли не запретительны — даже чисто физически трудно проехать по своей стране и увидеть, насколько она велика и обильна. Вот уж точно, как сказано в «Повести временных лет», «земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет» (в ней это, впрочем, относилось только к порядку престолонаследия: князь Гостомысл умер, не оставив наследников мужского пола). Но всё же очень надеюсь: в современном интернетном мире можно если не посетить все уголки своей страны, то хотя бы познакомиться с обликом многих из них.

А если ещё и родители, бабушки, дедушки, успевшие побывать во всех закоулках страны, когда её ещё не разбирали на куски приступами нацизма и злокачественного либерализма, поделятся с новыми поколениями ближайшей родни своими воспоминаниями о местах и людях — это поспособствует патриотическому воспитанию куда больше, чем десятки программ, написанных и исполняемых чиновниками, ничего не забывшими и ничему не научившимися.

Анатолий Вассерман

Картина дня

))}
Loading...
наверх