ИНФОРМновости

45 061 подписчик

Свежие комментарии

  • Владимир Устинов
    И даже при таком присоединении Россия поглотит Белоруссию - ай моська знать она сильна коль лает на слона.Лукашенко предлож...
  • Татьяна
    Установили квоту - пусть Турция её и придерживается. У нас на юге в Краснодарском и Ставропольском краях тепличные по...250 грузовиков с ...
  • Андрей Костяев
    Еслт человек трижды предлагает одну итуже кагдизатуру то н250 грузовиков с ...

Достоверная информация или забвение: анализ законопроекта

Достоверная информация или забвение: анализ законопроекта

 
Достоверная информация или забвение: анализ законопроекта Фото: Politrussia.com

Законодательная инициатива «О праве на достоверную информацию» взбудоражила общественность. Со всех сторон посыпались мнения, и, конечно же, не обошлось без откровенных истерик. Предлагаю читателям нашего журнала спокойно и обстоятельно разобраться в этом непростом вопросе.

Сначала следует дать определение «праву на забвение». Именно этот термин чаще всего употребляется за границей. Многие у нас пытаются называть новый законопроект так же, но я считаю, что это не совсем корректно.

Важно выяснить, как «право на забвение» может быть реализовано на практике. По сути, это и есть самый главный вопрос. Некоторые думают, что право реализуется путем уничтожения информации на сайтах. На самом деле, это совсем не так. Информация о личности удаляется всего лишь из результатов выдачи в поисковых системах, да и то не вся и не всегда. Сами же материалы при этом остаются на месте.

Откуда вообще взялась эта идея с «забвением» в мировой практике?

Без легкого экскурса в историю тут не обойтись. Так называемое «право на забвение» — не такая уж и новинка. Первый нормативно-правовой акт в данной сфере появился двадцать лет назад: в 1995 году была принята Директива ЕС «О защите прав частных лиц применительно к обработке персональных данных и о свободном движении таких данных».

Европейский суд в 2014 году постановил, как удаление персональных данных будет выглядеть на практике: оператор поисковой системы должен стереть из списка результатов поиска персональные данные человека. Процедура удаления проводится после рассмотрения запроса на удаление информации.

Решение было вынесено по делу испанца Гонсалеса, который обратился в суд с требованием удалить из сети информацию о том, что в 1998 году его дом был принудительно продан с аукциона. Испанец аргументировал свою позицию тем, что ситуация, когда ему пришлось продать свое имущество, чтобы покрыть долги по социальному страхованию, давно разрешилась. То есть период, в течение которого он испытывал значительные финансовые трудности, миновал. Гонсалесу не хотелось, чтобы прошлые неудачи преследовали его в настоящем. К удивлению многих, суд встал на сторону испанца.

Однако, по словам представителей судебной инстанции, результат рассмотрения иска был бы иным, если бы информация имела какое-либо общественное значение, а публичный интерес к этим сведениям перевешивал желание Гонсалеса эти данные удалить. Решение Европейского суда дало гражданам ЕС право обращаться к поисковикам с просьбой удалять ссылки на ресурсы, где содержится личная информация. В случае признания запроса оправданным, поисковик должен исполнить просьбу заявителя.

В марте 2014 года Европейский парламент одобрил акт о защите персональных данных, в статье № 17 которого дается определение «права на забвение и уничтожение».

Согласно данной статье индивид имеет право требовать удаления своих персональных данных, а также запрещать их дальнейшее распространение. В первую очередь, это правило касается тех сведений, которые публиковались до достижения индивидом совершеннолетия или которые больше не соответствуют цели их публикации. Важно отметить, что закон распространяется не только на страны — члены Европейского Союза, но и на международные компании, которые работают на территории ЕС. Это придает нормативно-правовому акту общемировое значение.

Право быть забытыми активно используется европейцами. Особенно отличаются немцы: от них в поисковые системы поступает более 40 % запросов на удаление, следом идут испанцы (14 %) и англичане (13 %). От Франции поступает всего 2 % заявок, а от Италии — 3 %. Процентные соотношения не дают представления об общем количестве запросов. Между тем оно очень значительно. К примеру, только один Google получает за день в среднем около 1500 запросов на удаление данных, а есть еще Yahoo и Bing, которые также пользуются популярностью в Европе.

В Европе даже хотят принять единый правовой акт на этот счет. По планам, это произойдет в 2017-2018 годах.

Так что всхлипывания на тему, что в России, дескать, придумали что-то такое, чего нет нигде, абсолютно беспочвенны. Наоборот, в этом плане наша страна, к сожалению, довольно серьезно отстает.

В США права на забвение нет. Дело в том, что американское законодательство фиксирует преимущество свободы слова и печати (Первая поправка к Конституции) над правом на конфиденциальность. Средства массовой информации имеют практически ничем не ограниченное право на манипуляции со сведениями, если они признаются точными и законными. В группу стран, где нет отдельных нормативно-правовых актов, дающих гражданам право быть «забытыми», также входят Китай, Индия, Сингапур и Южная Корея, Япония и Аргентина. Однако отдельные решения там выносятся, кстати, со ссылками на законодательство ЕС.

Важно отметить, что в Европе и в некоторых других странах идет бурная дискуссия. Это неудивительно, ведь «схлестнулись» два важных права человека: право на конфиденциальность и право на информацию.

Сравнение российского законодательства с европейским

Многие поверхностные критики пытаются упирать на термин «забвение» в том смысле, что якобы эта законодательная инициатива направлена исключительно на то, чтобы мы «забывали» всю негативную информацию о чиновниках. Однако российские поправки в нормативно-правовые акты (КоАП, Гражданский кодекс и др.) имеют свое название: «О праве на достоверную информацию».

Согласно российскому законопроекту, принятому 16 июня в первом чтении, поисковик по обращению гражданина должен удалить из выдачи ссылки на недостоверную, распространяющуюся незаконно или потерявшую актуальность информацию. По закону устаревшей информацией признаются сведения, которым исполнилось более 3 лет.

К двум первым случаям вопросов вообще нет: подобные изменения в законодательство не то что назрели, а перезрели. Недостоверной информации не должно быть места не только в печатных СМИ, на телевидении и радио, но и в интернете, то же самое касается и сведений, распространяющихся незаконно.

Ключевое отличие между российским законопроектом и европейскими нормативно-правовыми актами состоит в том, что у нас заявитель может потребовать удалить из поисковиков практически любые сведения, которым исполнилось на момент заявления 3 года и более. В то время как в Европе поисковик может отказать гражданину, если «публичный интерес к этим сведениям перевешивает желание заявителя эти данные удалить».

Однако критерии этого правила довольно размыты, совершенно неясно, как поисковик определяет, что важнее: общественный интерес или личные желания заявителя?

В этом смысле российский законопроект значительно проще и четче, но к лучшему ли это? Некоторые критики справедливо указывают на то, что многие недобросовестные политики, чиновники и предприниматели после окончательного принятия закона могут ринуться удалять информацию о своих прошлых неблаговидных поступках. Правда, здесь важно оговориться: разработчики сделали исключение для информации «о событиях, содержащих признаки уголовно наказуемых деяний, сроки привлечения к уголовной ответственности по которым не истекли, а также информации о совершении гражданином преступления, по которому не снята или не погашена судимость».

Претензии поисковиков

Поисковые сервисы, среди которых «Яндекс», «Mail.ru» и российское отделение «Google», высказали ряд претензий к нормативно-правовому акту.

Во-первых, поисковики говорят о том, что не могут брать на себя функции правоохранительных органов и выяснять, достоверная представлена информация или нет, законно или незаконно она распространяется. Здесь стоит заметить, что зарубежные поисковые компании — в еще более сложном положении, им приходится определять, «перевешивает ли публичный интерес к этим сведениям желание заявителя эти данные удалить».

Во-вторых, представители IT-компаний критикуют идею об удалении из результатов поиска ссылок на достоверные данные, которым исполнилось больше 3 лет.

В-третьих, представители поисковых сервисов считают, что заявитель сам должен предоставить ссылки, которые желает удалить.

И, наконец, в-четвертых, поисковики настаивают на том, что в исключении сможет присутствовать только один запрос, содержащий имя и фамилию человека, а не все поисковые запросы. 

Итоги обсуждения и встречи

Несмотря на то, что многие критики законопроекта как всегда вещают о «тоталитаризме», после принятия закона в первом чтении состоялась встреча представителей поисковых сервисов, законодателей и делегатов от исполнительной власти. Если кто вдруг не знал, то подобные встречи — вполне обычное дело.

На встрече, по сообщениям СМИ, были приняты принципиальные решения о внесении поправок в законопроект. Полностью отказались от идеи удалять достоверную информацию, которой исполнилось более 3 лет. Кроме того, поисковикам пошли навстречу еще в двух случаях: заявитель должен будет сам предоставить ссылки, и в исключении может присутствовать только один запрос.

Как все-таки быть с устаревшей информацией?

Ангелов среди людей не так много. В юности многие совершают сомнительные поступки. Справедливо ли, если информация о том, что некий гражданин в возрасте 19 лет прыгал на автомобиле в центре города в нетрезвом виде, будет преследовать его всю жизнь? В юридической практике есть понятие сроков давности. Например, общая исковая давность по гражданским делам — 3 года. Если человек не подаст в течение этого срока в суд на своего контрагента, то потом иск у него просто не примут. По большинству уголовных преступлений тоже есть срок давности. Выходит, даже государство «прощает», а вот интернет — ничего и никогда.

С другой стороны, любому избирателю хочется знать о кандидате на ту или иную должность максимальное количество информации. Если претендент на пост мэра 4 года назад неоднократно буянил в увеселительных заведениях, это многое о нем говорит, и, наверное, избиратели имеют право на доступ к таким сведениям.

Я считаю, что корректировка законопроекта в плане отмены права гражданина на удаление информации, которой исполнилось больше 3 лет — скорее правильна, но нужно придумывать что-то взамен этой нормы. Ведь в противном случае российские граждане оказываются менее защищены, чем граждане ЕС (смотрите решение по Гонсалесу), которые вправе добиваться удаления информации, «больше не соответствующей цели ее публикации». Почему российский гражданин не может, к примеру, попросить поисковик удалить ссылку, где сообщается, что 10 лет назад у него отобрали квартиру за долги перед банком, в то время как европеец такое право имеет?

Впрочем, принятие нормативно-правового акта не закрывает путь к его корректировке, и, скорее всего, изменения в него будут вноситься неоднократно. Это естественный и очень правильный процесс.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

))}
Loading...
наверх